Тетя, а Вы можете стать моей мамой?

У большинства детство связано с чудесными минутами, проведенными с мамой и папой. Мы любим этих людей. Возможно, спорим с ними, воспринимая их существование как должное, но они – наши родители, а мы – их дети.

Однако для 670 тысяч детей-сирот России нет таких воспоминаний. Им не повезло – у них нет мамы и папы. А тем, у кого при этом еще есть серьезные нарушения здоровья, не повезло вдвойне. У таких ребят грустное будущее. Разве только на их пути не встретится добрый человек, который примет этих детей и в свою семью, и в свое сердце.


– А вот это наша мамочка, посмотрите! – детские ручонки бережно достают из огромной папки рисунок.

Я внимательно рассматриваю работу юной художницы. Внешнее сходство с сидящей за столом женщиной не сразу заметно, зато внутреннее – налицо. Мягкость и доброта, ласковый взгляд лучистых глаз – все это так соответствует облику многодетной мамы приемных детей Александры Усенко, у которой нам довелось недавно побывать в гостях.

– Кто-то родился с призванием быть художником, музыкантом, летчиком. А я родилась Мамой. Это мое призвание. И если я сумею хорошо воспитать своих детей, сделать их счастливыми – значит, выполню свой долг перед Богом и людьми, – так начинает беседу Мама Саша.

Кто-то родился с призванием быть художником, музыкантом, летчиком. А я родилась Мамой.

ВСЕ СВОИ, ВСЕ ЛЮБИМЫЕ

У Александры Усенко шестеро детей: двое своих и четверо приемных. Почти у каждого из них сложные диагнозы и инвалидность. Сама Саша детей на родных и чужих не разделяет: все свои, любимые, долгожданные и дорогие.

– Саша, как получилось, что, уже имея двоих малышей с проблемами, Вы не побоялись еще взять больных детей?

– Ну, это долгая история. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Еще четыре года назад я и не подозревала, что стану настолько счастлива в своем доме, смогу полностью реализовать материнский потенциал. Ведь когда-то мне было очень трудно… Меня спасли именно приемные дети! Они принесли в мою семью Божье благословение, – отвечает Александра, и на ее глазах я замечаю слезы.

Когда-то мне было очень трудно… Меня спасли именно приемные дети! Они принесли в мою семью Божье благословение.

«ЛУЧШЕ ОСТАВЬТЕ ДОЧКУ В РОДДОМЕ!»

Как вспоминает Саша, в тот 2008 год на ее хрупкие плечи свалилось сразу два несчастья: серьезные патологии оказались у ее новорожденной дочки Лили, и одновременно у старшего сына обнаружились кистевые опухоли в головном мозге.

О новорожденном ребенке врачи сказали откровенно:

– Вы, мамаша, оставляйте лучше свою девочку в роддоме. У нее сильное сходящееся косоглазие, дисплазия тазобедренных суставов и атрофия двигательных нервов. Скорее всего, она никогда не будет ходить!

От такого сообщения Саше стало тяжело дышать. Страх, боль и отчаяние навалились на нее, словно тяжелая чугунная плита. Она смотрела на крошечную дочь, мирно спящую на руках, и глаза ее наполнялись слезами: «Разве я смогу оставить родного ребенка чужим людям? Нет, никогда!» Саша собрала всю свою волю в кулак и решила бороться за здоровье маленькой дочурки любой ценой.

Однако после выписки из роддома последовал очередной удар судьбы: у старшего сына совершенно неожиданно парализовало правую сторону. Обследование показало наличие в голове у ребенка доброкачественной опухоли, которую оперировать невозможно. Это означало пожизненную инвалидность, регулярное лечение и неутешительные прогнозы на будущее.

Так за короткий срок Александра оказалась мамой двух детей-инвалидов. Любимый сын Мишенька и маленькая дочурка Лиля, с которыми у родителей связывались самые прекрасные планы и мечты, вдруг оказались неизлечимо больными, страдающими детьми.

Как жить дальше? Где взять силы ежедневно видеть, как мучаются собственные дети? От усталости и безысходности Александра впала в депрессию.

НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ

– Мама-тетя, заберите меня к себе! – звонкий голосок четырехлетней девчушки взбудоражил больничную тишину. Саша взяла на руки малышку и посмотрела в ее серые глаза, в которых было столько надежды и ожидания.

– А где твоя мама, Машенька? – спросила Александра девочку. За тот короткий период, что Саша пролежала в больнице со своей дочкой, они успели подружиться с маленькой соседкой по палате.

– Я не знаю… У меня бабушка еще есть. Только она очень старенькая! Поэтому я в детдоме и живу. А вы можете стать моей мамой?

От этого наивного вопроса у Саши сжалось сердце. Что ответить девочке? То, что у нее самой проблем выше крыши, что свои дети с такими тяжелыми диагнозами и сил уже не хватает просто жить… Но она посмотрела в Машины доверчивые глаза и вдруг вспомнила старый рассказ о проезжем солдатике, которого бабуля в голодное военное время накормила супом. «Последнюю курочку не пожалела для него, – рассказывала бабушка. – Подумала, может, и моего сыночка – воина кто-то так же пожалеет».

Саша не смогла ответить девчушке ничего. Но мысль о малышке-сироте застряла в ее разуме надолго. «Известно ведь, что добро всегда возвращается к тебе, – размышляла Саша. – Так может и моих детей Бог помилует, если я решусь ее принять? Конечно, это риск, но…» Саша почувствовала, что судьба бросает ей вызов.

После выписки из больницы Александра рассказала о своих переживаниях мужу. Тот согласился поехать проведать в больницу детдомовскую девочку.

– Мы пришли, а она сидит такая одинокая на своей кроватке… – вспоминает Александра. – Тут сразу все и решилось: берем!

БРАТЕЦ ИВАНУШКА

Первым подарком новому члену семьи стали домашние тапочки. Обычная для многих детей вещь. Но для Маши они оказались драгоценнее сокровищ. Она аккуратно ставила их в уголок, как будто они были хрустальными, и восторженно шептала: «У меня никогда не было таких тапочек!» Помимо домашней обуви у Машеньки не было и многих других необходимых вещей. Зато, как выяснилось, где-то в другой больнице, в которой лежат «отказники», находился ее родной брат Ванюшка. То, что о нем рассказывала Маша, невозможно было слушать без слез:

– Когда Ваня еще не мог ничего сам кушать, а мама забывала его покормить, то я потихоньку брала со стола у маминых дядей сушеную рыбку и жевала ему. Поэтому он не умер с голоду, хотя все время плакал. Нам всегда хотелось кушать, а тут еще крысы забирали у нас последнюю еду. Ваня даже ел иногда из собачьей миски…

Душа Саши разрывалась на части: ну как можно разлучить мальчонку с сестрой? Он и так, бедняга, натерпелся!

Муж поддержал желание Александры забрать малыша, и через полтора месяца двухлетний Ваня прибыл к ним в дом.

Малыш оказался страшно тощим и больным. Он все время хотел есть, прятал хлеб под подушку, порывался забрать кусочки мяса у собаки. Шум воды приводил Ванюшку в ужас, он брыкался и наотрез отказывался мыться. Под памперсом, в котором Ваня почти регулярно находился в детской больнице, обнаружилась большая паховая грыжа с двумя ущемлениями.

– Как же он все это терпел? Такую боль даже мужчины не выдерживают! – удивился хирург, осматривавший Ванюшку.

Пришлось малыша срочно оперировать. Кроме того, выяснилось, что у него правая рука плохо работает, и правая нога тоже. Вероятно, это были слабые проявления детского церебрального паралича, который врачи вовремя не заметили.

ЛЕКАРСТВО ОТ ДЕПРЕССИИ

– А как отнеслись ваши кровные дети к появлению сестрички и братика? – интересуюсь я.

– Замечательно. Старший – Миша сразу с ними подружился, а Ляля была тогда еще совсем маленькой. Да, я забыла сказать, – спохватилась мама Саша. – В заботе о приемных детях я как-то и не заметила, когда исчезла моя депрессия, развеялись страхи. Я вдруг поняла, что болезней и инвалидности бояться не надо. Детей просто нужно лечить, любить такими, какие они есть, и радоваться любой, даже самой маленькой их победе.

В заботе о приемных детях я как-то и не заметила, когда исчезла моя депрессия, развеялись страхи.

Удивительно, что приступы, которые мучили Мишу из-за опухоли в голове, стали гораздо реже, а потом прекратились совсем. Двигательная активность полностью восстановилась, он пошел на поправку. Сейчас он хорошо учится в школе, отлично рисует. Малышка Ляля прекрасно развивается, необыкновенно талантливо поет, выразительно читает стихи.

– Недавно мы всей семьей отдыхали на море. Я говорю Ляле: «Доча, пойдем купаться!», а она от меня – наутек. Я бегу за ней по песчаному пляжу и смеюсь от счастья: видели бы сейчас мою Лялю те врачи, которые предлагали от нее отказаться. Она крепкая, сильная, здоровая, бегает, не угонишься! А глазки мы ей прооперируем, косоглазие тоже лечится.

Детей просто нужно лечить, любить такими, какие они есть, и радоваться любой, даже самой маленькой их победе.

КСЮША

Через год после того, как Усенко взяли первых приемных детей, Александра зашла в Управление по вопросам семейной политики и увидела в компьютере фотографию двухлетней Ксюши. Девочка родилась без ушка, и родители сразу от нее отказались.

– Мне почему-то так больно стало из-за этой малышки. Самые близкие люди предали ее, едва она появилась на свет. Я искренне не понимаю, какие могут быть проблемы в том, что ребенок болен? А взрослые разве не болеют? А ты сам, родитель, бросающий дитя, не можешь заболеть? – с горечью спрашивает Александра.

Девочка родилась без ушка, и родители сразу от нее отказались. Я искренне не понимаю, какие могут быть проблемы в том, что ребенок болен? А взрослые разве не болеют? 

В скором времени Ксюша стала очередной дочкой Мамы Саши. У девочки из-за врожденной патологии только тридцать процентов слуха и серьезная задержка речевого развития. К приемной маме она вначале отнеслась настороженно, но постепенно любовь и родительская ласка сделали свое дело.

– Ксюшка у нас, как стержень маленький, своего добьется. Она полгода плакала, когда я уходила на работу. Встанет пред дверями и ревет басом два часа, меня зовет. Потом устанет и заснет на коврике в прихожей. А ночью спала первое время только со мной, – вспоминает Александра. – Возьмет мою руку тихонько и каждый пальчик целует. Потом положит себе под щеку и спит.

К приемной маме она вначале отнеслась настороженно, но постепенно любовь и родительская ласка сделали свое дело.

ТАНЮШКА

Прошло немного времени, и Саша снова почувствовала сильное желание взять в семью еще одного ребенка. На этот раз – совсем маленького, новорожденного.

– Я пришла в больницу, где лежат брошенные дети, и попросила уже хорошо знакомый медперсонал подобрать мне маленькую девочку. Я готова была взять ребенка с любыми патологиями, от которого отказались все. Но мне почему-то предложили абсолютно здоровую 14-летнюю Танюшу. «Вы не поняли меня, я хочу взять совсем крошку, а не подростка!» – возразила я. «Хорошо, тогда просто пойди, передай ей от нас гостинец в больницу», – предложили работники. Мой визит в больничную палату к Танюшке оказался решающим: больше я расстаться с ней не смогла. Это была любовь с первого взгляда! – смеется Александра.

Так в семье Усенко появилась «новорожденная» Танюшка, которая сразу стала всеобщей любимицей. Впрочем, как и каждый ребенок, однажды переступивший порог этого удивительного дома. Большого доброго сердца Мамы Саши хватит для всех. Особенно для тех, кого отверг и презрел наш равнодушный мир. Ведь именно такие дети становятся особым Божьим благословением.

Татьяна АРЧИБАСОВА

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *