Хадсон Тэйлор: трагедия и успех знаменитого миссионера в Китае

 

Хадсон Тэйлор родился в 1832 году в очень посвящённой Богу семье методистов. Ещё во время родов его мама прошептала странные для себя слова: “Боже, сделай так, чтобы этот мальчик служил тебе в Китае…”. В отцовском доме царила атмосфера христианской любви и поклонения Богу, которой Хадсон долгое время внутренне противился. У него было еще двое братьев, которые, однако, очень рано умерли. Из двух сестер выделялась особой заботой о нем Амелия, в дневнике которой за месяц до обращения Хадсона можно было найти запись о том, что она решила каждый день усиленно молиться об обращении своего брата. В доме была небольшая библиотека христианских книг, и однажды, прочтя небольшую книжечку о спасении, совершенном Иисусом Христом на кресте, он был охвачен Божьей любовью и понял всем сердцем, что это спасение совершено и для него и его нужно только принять.

Позже выяснилось, что его мать, которая была в отъезде, почувствовала в это же самое время внутреннее побуждение молиться за своего сына, что она и сделала. Хадсону было в ту пору семьнадцать лет. Некоторое время спустя он через молитвенное общение с Господом получил твердую уверенность в том, что его призвание – стать миссионером в Китае. После этого переживания, Хадсон начал каждый день усиленно молиться и готовиться к этой миссии. После окончания школы он поступил в университет для того, чтобы изучать медицину и китайский диалект – Мандарин.

Хадсон хотел решить вопрос женитьбы еще до отправки в Китай. Ему очень нравилась подруга его сестры, но та никак не хотела разделить с ним все тяготы миссионерского служения. И когда они расстались, Божий мир наполнил его сердце, и он немедленно приступил к подготовке своего дальнейшего служения.

В результате долгого кропотливого труда над Евангелием от Луки на китайском языке он изучил

иероглифы. Одновременно он оставил благоустроенный очаг своих близких и поселился в бедном квартале, где снимал всего одну комнату. Кроме того, он стал изучать медицину, ассистируя врачу.

Однажды он посетил семью бедного ирландца, жена которого была сильно больна, а католический священник без мзды не согласился прийти к больной. В кармане у Тейлора было совсем немного денег, половина кроны. Он видел впалые щеки детей, их голодные глаза, и в нем происходила внутренняя борьба. Но сердце его наполнилось миром и спокойствием, когда он отдал последние деньги. На следующее утро ему принесли небольшой сверток, в котором было в четыре раза больше денег, чем он только вчера отдал нуждающимся.

В продолжение своего служения он неоднократно убеждался в том, что счет в небесном банке приносит большие прибыли, чем лондонские банки, и вся жизнь Тейлора – яркое свидетельство тому.

Однажды во время экзамена при анатомировании он не придал значения небольшой ранке на руке и получил заражение крови. Состояние здоровья Тейлора было настолько критическим, что врач потерял всякую надежду на исцеление. Тейлор же сухими, пылающими от жара губами произнес: «Я не думаю, что умру, ибо имею призвание от Господа отправиться в Китай миссионером».

Некоторое время его жизнь находилась в большой опасности, он был на грани жизни и смерти, но жизнь восторжествовала, и Тейлор пошел на поправку. Скромные условия жизни, преодоление каждодневных трудностей и препятствий укрепили его веру и упование на Господа, закалили его характер.

Несколько месяцев он находился на практике в одной из лондонских больниц, чтобы стать врачем-миссионером. Спустя год, в 1853, еще не получив медицинского образования, Хадсон отплыл в Китай. Ему был двадцать один год.

Тейлор рассказывает о той цене, которую пришлось заплатить ему и его матери, выполняя Божье повеление: «После усиленных и многочисленных молитв посвящения меня на служение я отправился из Лондона в Ливерпуль. Моя любящая матушка приехала туда, чтобы попрощаться со мной. Никогда не забыть мне того дня, когда я вошел с ней в тесную каюту корабля, которая на полгода должна была стать моим домом. Нежной рукой она провела по одеялу, лежавшему на узкой полке, служившей мне постелью, и присела рядом со мной. Она предложила псалом, который мы должны были спеть перед разлукой. Затем склонились на колени для молитвы. Она молилась обо мне в своей последней материнской благословляющей молитве. Тогда нам известили об отплытии корабля. Мы должны были сказать друг другу «прощай», не зная, встретимся ли еще когда-нибудь на этой земле… С последним гудком она, благословив меня, сошла на берег.

Для моего же блага мама, как могла, сдерживала свои чувства. Когда корабль был уже в шлюзах и разлука стала реальной, я услышал полный боли материнский крик, который, словно меч, пронзил мое сердце. Казалось, еще никогда до этого момента я настолько отчетливо не осознавал значения слов: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную». И я уверен, что моя дорогая мама тогда больше познала любовь Божию к погибающим грешникам, чем когда-либо в своей жизни…»

Подплывая на корабле к Китайским берегам, мечты юного Хадсона начали сбываться. У него были большие амбиции на эту страну, так как он искренно верил, что Бог хочет сделать большое пробуждение в Китае….

Но к его большому разочарованию китайцы не очень гостеприимно приняли его, несмотря на то, что он привёз много медицинского оборудования и лекарств. А в организованную им церковь долгое время приходило не более 20 человек…

Тейлор никогда не сдавался с легкостью. Это касалось и рискованных приключений в Китае, и его желания жениться. Мария Дайер, хотя и была моложе Хадсона на пять лет, успела пережить боль страданий. Ее отец, умерший, когда ей исполнилось всего шесть лет, был одним из первых британских миссионеров, проповедовавших китайцам в Малайе.

Мария знала, что ее родители были бы рады, если бы она стала миссионеркой в Китае. Поэтому, когда ее сестра приняла приглашение миссии стать учительницей в Нинпо, никому не показалось странным то, что и Мария решила поехать туда вместе с ней.

Под строгим наблюдением мисс Олдерсли восемьнадцатилетняя Мария стала прекрасной учительницей китайских ребятишек. Другой заслугой ее опекунши было то, что она помогала Марии отвергать неподходящих для нее женихов. Возможно, в глазах мисс Олдерсли все они были неподходящими. И особенно Хадсон Тейлор…

Но Мария сразу же полюбила Хадсона. И все же мисс Олдерсли была так непоколибимо против. Тогда Хадсон написал письмо официальному опекуну Марии – ее дяде, в Англию, с просьбой разрешить ему жениться на Марии.

Долгих четыре месяца он ждал ответа, подвергаясь при этом нападкам со стороны мисс Олдерсли и тех, кто был против его брака с Марией.

Хадсон снова полностью отдался миссионерской работе. Он столько работал, что подорвал свое здоровье.

Наконец-то пришло письмо от Марииного дяди, в котором говорилось, что он не видит никаких причин для того, чтобы препатствовать ей выйти замуж за Хадсона.

Однако за две недели до свадьбы Хадсон разорился. Он и еще один проповедник каждый день за свой счет кормили завтраками по шестьдесят-восемьдесят голодающих. Хадсон думал о Марии. Сможет ли она вести акой образ жизни? Не требовал ли он слишком многого? Он спросил ее, не изменила ли она своего решения, и просил ее еще раз все взвесить: «Я не могу вынуждать тебя, пользуясь данным тобой обещанием, если тебе кажется, что ты дала его необдуманно. Ты видишь, какой тяжелой временами будет наша жизнь». И она ответила, не задумываясь: «Не забывай, что я сирота и что я выросла в чужой стране. Все это время Бог был моим Отцом. Ты думаешь, я испугаюсь положиться на Него и теперь?» Позже Хадсон писал: «О, жениться на женщине, которую любишь, любишь нежно и преданно, — это блаженство, которое невозможно передать словами».

В 1859 году у Хадсона родилась первая дочь по имени Грейс. Она была большой радостью и утешением в семье в то нелёгкое время в Китае. Грейс была весёлой девочкой. С самого детства она служила Богу и даже рассказывала соседям об Иисусе. Но в возрасте 8 лет она сильно заболела.

В это время Хадсон был в отъезде по миссионерским делам в другом городе. Ему срочно передали, что его дочка при смерти. Хадсон, оставив все, быстро приехал домой. Когда он вошёл в дом, то был шокирован физическим состоянием своей дочери. Она выглядела умирающей.

По словам няни, которая помогала им воспитывать детей, Хадсон весь день сокрушался, молился Богу и просил об исцелении… На следующий день, в пятницу 23 августа, вся семья Тейлор собралась возле кровати Грейс и пела гимны хвалы. Через какое-то время голос Хадсона оборвался, он не смог больше петь… Он сорвался и долгое время плакал…

Хадсон пишет домой: «Я пытаюсь написать хоть несколько строк, сидя на краю кушетки, на которой умирает моя дорогая маленькая Грэйси. У нее водянка мозга… Господь – сила сердец наших и наше наследие… И ныне Он не оставляет нас».

В тот вечер Грейс ушла к Иисусу…

Спустя несколько недель он пишет матери в Англию: «Просто не знаю, как написать об этом. Наша дорогая малышка Грэйси! Как мы тоскуем о ней! Когда я прогуливаюсь по тропкам, где мы с ней вместе ходили, меня словно бы охватывает агония. Неужели я уже никогда не почувствую в своей руке ее маленькую ладошку! И все же я понимаю, что там она гораздо более счастлива, чем это возможно здесь, с нами».

Смерть любимой дочери стала большим потрясением для Хадсона, но он отказался вернуться в Англию и продолжил служить Богу в Китае.

Будучи доктором, Хадсон мог зарабатывать большие деньги и проводить беззаботную жизнь в Европе, но он радикально посвятил себя Богу в Китае.

Однажды, читая послание Апостола Павла, миссионеру пришла радикальная идея. Он решает полностью адаптироваться к китайской культуре, чтобы спасти чем можно больше людей. Для этого Хадсон растит тонкую традиционную китайскую косичку (pigtail), бреет лоб (как делали большинство китайцев того времени) и начинает носить традиционную китайскую одежду. (Стоить отметить, что большинство других миссионеров и англичан критиковали его за такое решение).

И так он работал в Китае, непокладая рук. Хадсон ходил из города в город, из деревни в деревню, и занимался медицинской практикой. Сотни людей каждодневно приходили к нему на приём с различными болезнями. Так, помогая своим пациентам, Хадсон рассказывал им о Боге и раздавал духовную литературу.

В 1861 году молодой миссионер заболел и вынужден был вернуться в Англию. В Англии, находясь на лечении, Хадсон занялся переводом Библии на китайский язык, а также рекрутированием новых миссионеров. Наблюдая пассивность людей к миссии, он говорил: ” Мы не можем спокойно идти на небеса, когда такое количество людей в Китае никогда не слышало о Боге и идёт в ад!”

Когда в 1900 году во время восстания погибло 58 сотрудников миссии и 21 ребенок, Тейлор был совершенно разбит и однажды сказал: «Я не могу читать, не могу думать, я даже не могу молиться, но я могу довериться Богу». И он продолжал любить китайский народ. Любви, самопожертвования, полного доверия Господу, без всякой подстраховки и материальной обеспеченности, требовал Хадсон Тейлор и от своих миссионеров. По возвращению в Китай, Хадсон организовал новую миссию (China Inland Mission) с миссионерами. В этой миссии никому не была гарантирована зарплата. Все миссионеры должны были жить только по вере, а также носить национальную китайскую одежду и прическу.

Со временем миссия Хадсона начала расти, так как все больше и больше миссионеров из США и Англии присоединялись к их команде и продвигались в глубь Китая, открывая все больше и больше миссий( базы, на которых обслуживались медицинские нужды и проводились богослужения).

В одном из своих писем он писал о том, что должно характеризовать настоящего миссионера: «Это должен быть человек, полностью доверивший свою жизнь Богу, твердо верящий в Его Слово и готовый ради этого пожертвовать всем… Кто не подготовлен упорно и много трудиться, терпеть тяготы и лишения, переносить разочарования, тот не может быть нам верным помощником». Хадсон любил повторять: “Китай не завоюют скромные, тихие миссионеры. Чтобы спасти Китай, нам нужны радикальные, самоотверженные люди, которые будут готовы умереть за Христа!”

Поскольку днем в связи с большой загруженностью делами миссии у Хадсона было мало времени для уединения и молитвы, он приучил себя просыпаться среди ночи, чтобы углубляться в Слово Божие и молиться. Позднее, когда Хадсон был уже в преклонных годах и очень слаб физически, он продолжал, хотя и коротко, молиться и по ночам.

«Рядом с могучими дубами на лужайке растет и множество полевых цветов. Их посадила рука Творца. Я небогато одарен и застенчив по натуре, но мой милосердный Бог и любящий Отец склонился ко мне еще в моей юности и укрепил мою немощную веру. Он научил меня при всей моей беспомощности покоиться в Нем и всякое, даже самое маленькое, дело поручать Ему в молитве. Он знал все желания моего сердца, и я с детской верой доверял Ему все мои заботы. Я очень рано узнал, что это значит, когда Бог Сам заботится о Своих и укрепляет их веру, исполняет желания сердец боящихся Его. Так было и в поздние годы: когда я молился, Бог посылал необходимые средства».

Хадсон Тэйлор в общей сложности провёл 51 год в Китае. За это время было открыто 125 общеобразовательных школ, 300 миссионерских баз, рекрутировано 800 миссионеров из Англии и Америки и поднялось более 500 местных служителей. И через организованное им служение China Inland Mission более 125 тысяч людей пришло к Богу! А на момент его смерти, Китай уже считался самой плодоносной духовной почвой в мире!

Жизнь Хадсона Тэйлора- это история страдания, молитвы, успеха, настойчивости и радикального повиновения Богу.

Материалы сайтов: 

http://bogblagodat.pp.ua/

romansavochka.com